Валентина Иванова: «Я не работаю, а служу людям»

На протяжении 29 лет председатель Правления Кировского областного отделения Советского детского фонда (впоследствии Российского детского фонда) занимается благородным делом – защитой детей.

Валентина Иванова – человек в области известный и уважаемый. Она – одна из основательниц Кировского отделения Советского детского фонда, созданного в 1987 году. В канун своего 80-летия эта неутомимая и доброжелательная женщина поделилась с журналом «Меркурий» яркими и во многом знаковыми моментами личной биографии.


Решено: еду в Киров!

cat_4254_%d0%b8%d0%b2%d0%b0%d0%bd%d0%be%d0%b2%d0%b0Рабочий поселок Угловка Новгородской области – там я родилась в феврале 1940 года. После окончания школы уехала в Ленинград. Мечтала стать фармацевтом, но не поступила. Возвращаться домой было стыдно, а оценки подошли для библиотечного техникума – отучилась 2,8 года. Затем был Ленинградский государственный институт культуры имени Крупской. И вот распределение. Была возможность остаться в городе на Неве, но мне, начитавшейся книг о декабристах, поднятии целины, комсомольской стройке, хотелось романтики. Песни распевала «… в край Амурский шел юный комсомол, ехать в степь далекую и наш черед пришел…». И вот на собрании студенческого профсоюзного комитета его председатель Володя Стаханов спрашивает, кто куда планирует отправиться. Неуверенно так признаюсь, что в Красноярск, только мама выбор не одобряет: «Валенька, туда ссыльных отправляли, а ты по доброй воле», – воскликнул Володя. А он как раз приехал тогда с практики из Кирова. Восторженно рассказал про чудесный город, великолепную библиотеку имени Герцена, открытых, добрых людях. И я решила: еду в Киров!
В прошлом году исполнилось 60 лет моего пребывания на Вятке…

ivanova
Партия сказала: надо!

Управление культуры определило меня библиографом-товароведом в книжный магазин на площади Лепсе. Население было читающим: в обеденный перерыв заводчане с «Лепсе» толпами бежали к нам за книгами. Так прошел год. Вдруг звонок из горкома комсомола: комсомолке Ивановой явиться в такой-то день. Испугалась: за какие провинности? Пришла. Волнуюсь. Как сейчас помню, сидят члены бюро: Альберт Анатольевич Лиханов, Анатолий Иванович Дзюба и другие. Мне сделали предложение занять должность инструктора в идеологическом отделе горкома ВЛКСМ. Я в ответ как зареву!!! Сквозь рыдания поясняю: «Я не справлюсь, ничего не умею и не знаю». Но меня убедили: раз комсомолка, значит, все получится. Ну и на моральные принципы надавили: «Если партия сказала: надо! Комсомольцы отвечают: есть!»

Очевидец зарождения великого дела

Горжусь, что была в составе делегации от Кировской области на Всесоюзной учредительной конференции Советского детского фонда. Никогда не забуду этот волнительный момент: 14 октября 1987 года, Москва, Колонный зал Дома Союзов. Прибыли представители всех союзных республик. В президиуме, помимо Альберта Лиханова, Раиса Максимовна Горбачева, Людмила Сергеевна Рыжкова, знаменитые артисты, государственные деятели.

Когда нам сообщили, сколько советских детей живет в приютах, холодок прошел по спине. У нас в области на тот момент было 42 детских дома и школы-интерната, а также 6 домов малютки. На одного воспитателя приходилось 20-25 малышей.

В завершение конференции Лиханов обратился к присутствовавшим с пожеланием создавать детские фонды в каждом регионе страны. Кировскую делегацию напутствовал такими словами: «Ну что, земляки, вам и начинать эту работу». Мы так и сделали и первыми через месяц после конференции в Москве провели свою учредительную конференцию в Кирове. Я, как работник идеологического отдела обкома партии, принимала в этом непосредственное участие и вошла в состав правления Кировского отделения Советского детского фонда.

Потрясение

После распада Советского Союза мы, партийные работники, оказались не у дел. Кроме того, что нас обвиняли во всех грехах, начались гонения. Для меня, коммунистки, проникнувшейся идеологией партии и честно работавшей на нее, это было настоящим потрясением. В мой рабочий кабинет приходили какие-то мальчики с обысками, напоминающими погромы, устраивали грубые допросы. Не забыть, как в душе шла борьба, а в голове звучал лишь один вопрос: за что? В тот сложный, переломный период жизни я впервые ощутила чувство стыда перед дочерью, которой почти не уделяла внимания из-за вечной занятости на работе. Я погрузилась в глубочайшую депрессию. Перестала общаться с людьми, не хотела читать, с утра уезжала на дачу и возвращалась домой далеко за полночь. Все изменил ноябрь 1991 года. Помню, как в моей коммуналке в 14 квадратных метров горит ночник, я сижу в кресле, на часах около 9 вечера. Вдруг три звонка в дверь – это ко мне, но нет желания открывать. Это делает соседка. В мою «темницу» заходят Ольга Симонова и Альберт Лиханов и с порога заявляют: «Нужен председатель Кировского отделения Детского фонда. Соглашайся». Я стала отказываться, но они меня убедили.

«Долой коммунистку Иванову!»

В день моего избрания председателем группа людей устроила настоящую манифестацию на Театральной площади. Оттуда с лозунгами «Долой коммунистку Иванову!», «Она задушит детей!» делегация прибыла на заседание президиума.

Трудно сказать, что творилось у меня в душе, когда я увидела протестующих против моей кандидатуры. В ответном слове я нашла в себе силы спокойно обратиться к каждому из них.
«Людмила Ивановна, – спросила я, глядя одной из женщин в глаза. – Что коммунистка Иванова вам лично сделала плохого? То, что квартиру вам, как многодетной маме, выхлопотала? Ирина, а вам я чем не угодила? Тем, что, когда вы рожали пятого малыша, пришла в роддом вместе с женсоветом и подарила с таким трудом добытую дефицитную стиральную машинку?» Все приутихли. А я, улыбаясь, сказала: «Пройдет время, и мы все обязательно будем друзьями, и во благо наших детей станем вместе работать». Так и получилось.

Просить не для себя не стыдно

Я пришла в Детский фонд, когда он был всеми брошен, на счетах – по нолям. Не стало советской власти (а до этого момента в учредителях фонда состояли все: обком партии, облисполком, обком комсомола, директора заводов – денег выделялось немало). Но, когда твои помыслы чисты, помощь от людей приходит. Я не стыдилась обращаться ко всем, стучать в любую дверь, делать звонки всем, кого знала по работе в комсомоле и партии. И меня не оставили один на один с бедой под названием безденежье. Помню, как в канун Нового года на тот момент работавший где-то во власти Николай Михайлович Липатников помог организовать 19 тысяч подарков для детей. Их привезли, разгрузили, а у меня еще и актива-то нет. Пришлось самой разносить их после работы.
Помню еще случай. Пришли ко мне ребята, вышедшие из стен детского дома. Голодные, одеты в какое-то тряпье, жить им негде. Осталась ночевать с ними прямо в здании фонда, а поутру пошла к директору завода «ИСКОЖ» умолять принять их на работу. Николай Яковлевич, говорю, устрой детдомовцев. Он руками развел: «Куда ж я их возьму? Нет у меня для них работы». Я не отступаю. Согласился. А я сразу: «Так им и жить негде. Выделите общежитие».

Еще момент в трудовой биографии, которым горжусь: удалось объединить родителей детей-инвалидов в ассоциацию, чтобы вместе бороться за их права. Сегодня мало кто помнит, что в Советском Союзе инвалидов прятали, государство их стыдилось, старались не показывать. На маломобильные слои населения и после развала СССР долгое время закрывали глаза, словно бы их не было. Это оборачивалось личными трагедиями. Понимая это, я как могла старалась их защитить, историю каждого пропуская через свое сердце.

Делают по велению сердца

Друзья в шутку сравнивают меня… с Герценом. Его, мол, разбудили декабристы, а он, Герцен, — революционеров». Так вот коллеги утверждают, что я как председатель Кировского отделения Детского фонда разбудила кировчан на добрые дела. И мне, отдавшей 32 года фонду, приятно это слышать. За это время я познакомилась со столькими светлыми, человечными людьми, которым не надо ни писать, ни звонить с просьбой о помощи. Они делают это по велению сердца. Примеров милосердия огромное количество. Трогательно, когда, принося перед 1 сентября старенькие карандаши, пожилые люди робко оправдываются: «Возьмите. Может, пригодятся? У меня без дела лежат».

Благородство

Много лет я знакома с женщиной, судьба которой сложилась трагично. У нее рано умер муж, затем погиб сын. Ежемесячно, получив пенсию, Зоя Васильевна приходила к нам в Детский фонд, чтобы передать 500 рублей. И вот однажды она не пришла, вместо себя послав социального работника с запиской. Читаю: «Девочки, молоко, хлебушек подорожали, как и лекарства, коммунальные услуги. Простите меня, не могу выкраивать из пенсии по 500 руб-лей, посылаю только 200». У меня комок в горле. Какое благородство!

Не так давно пишет нам бабушка из района: «Помогите, Богом прошу, одеть-обуть внучку». Разве могу я после таких слов не обзвонить всех, кто может помочь? Разве дам спокойно жить главе того района?

А когда зимним утром у порога Детского фонда тебя ждет подросток в кроссовках, из которых пальцы наружу торчат, разве можно остаться равнодушной? Из района добирался сюда за помощью. Учится в коррекционной школе, у матери пятеро детей. Хорошо, что благодаря программе «Скорая социальная помощь» у нас в фонде всегда есть скромные запасы одежды и обуви. Переобуваем парня и, видя его улыбку, радуемся.

Ставлю свечи за здравие кировчан

Есть у меня традиция: в Рождество и на Пасху я обязательно хожу в храм и ставлю свечи за здравие кировчан. Я молюсь: «Господи, дай всем этим людям крепкого здоровья, понимания и добра. Не позволь очерстветь их сердцам!»

Не скрою, иногда приходится сталкиваться и с негативом. Например, когда в магазинах «Системы Глобус» появились первые ящики для сбора пожертвований конкретным больным детям, за что я очень признательна руководителю и генеральному директору Олегу Березину, некоторые чиновники позволяли высказывания: «Зачем? Это ж не ребенок, а овощ». «Знаете что, – негодовала я. – Представьте себя на месте мамы с ее горем. Да вы к черту пойдете и будете помощи просить!»

Благодаря пожертвованиям из магазинов мы ежегодно собираем по три миллиона рублей. И когда мама, приехав с очередного реабилитационного лечения, рассказывает, как ее дочка стала пальчиками на ножках шевелить… Это ли не результат?! Только ради этого стоит жить.

Ни скучать, ни болеть нет времени

Все, что я делаю как председатель Кировского отделения Российского детского фонда, нельзя назвать работой. Это служение людям и защита тех, кто в ней остро нуждается. Я не одна, со мной мой коллектив, члены правления и попечительского совета. Слишком многое нужно успеть. Например, научить маленьких детей творить добро.

А еще для меня важно сохранить Детский фонд, не позволить растерять доверие к нему кировчан. Если б жизнь можно было начать заново, прожила бы ее точно так же.

Похожие статьи