В чем секрет благосклонности Диониса

В последние годы наша страна входила в пятерку крупнейших импортеров вин и виноматериалов в мире. И вдруг доля российского вина на рынке алкогольной продукции достигла рекордного за последние 20 лет, по словам экспертов, показателя – 75% объема.

Прокомментировать ситуацию на российском рынке алкогольной продукции мы попросили генерального директора ООО «Торговый дом Двенадцать месяцев» – одного из крупнейших дистрибьюторов алкоголя в Кировской области Сергея Аронова.

Сергей Александрович, можно ли сказать, что кризис привел к успеху в винодельческой отрасли?

– Импортные вина действительно с начала года выросли в цене почти в два раза. И это понятно, учитывая взлетевший курс доллара и евро. Отечественное вино менее зависимо от иностранной валюты, хотя импортные составляющие в нем тоже могут присутствовать. Дорогое заграничное вино стало неинтересно потребителю, и его ввоз в нашу страну сократился. Это заметно даже в нашем регионе, например, по уменьшению ассортимента белых полусладких вин. Присоединение Крыма тоже внесло свой вклад – интерес к местным маркам вина, подогретый патриотизмом, вырос. Вина Кубани и Крыма кировчане покупают все охотнее, их все чаще включают в винные карты в ресторанах. А учитывая, что многие в этом году провели отпуска именно на российском юге, данная тенденция будет продолжаться.

Но, согласитесь, сокращение импорта и увеличение российского производства не убавило проблем у отечественных виноделов.

– Конечно. Отрасль зарегулирована – раз. Федеральные торговые сети устанавливают свои правила, в которых присутствует диктат цен, – два. Конкуренции с иностранными производителями никто не отменял – три. Не избежать и длинного инвестиционного цикла: от определения места и подготовки земли под будущий виноградник до получения конкурентоспособного продукта проходит 8-10 лет. За это время многое может произойти, в том числе и экономические, и природные катаклизмы. В Болгарии, насколько я знаю, инвесторам, решившимся на закладку виноградников, возвращают до 80% затрат. Главным винодельческим регионом России является Краснодарский край, но даже там инвесторы не видят такой щедрой поддержки от государства. Впрочем, экс-губернатор Краснодарского края Александр Ткачев, возможно, в качестве министра сельского хозяйства страны возьмется за решение этой проблемы.

Да, эта тема Ткачеву точно не безразлична, что подтверждает его недавнее смелое заявление: Россия сможет заместить большую часть импортного вина отечественным к 2020 году. А на какую алкогольную продукцию ориентирован наш, кировский потребитель?

– К сожалению, жители региона ориентируются не на бренды и даже не на собственные вкусовые ощущения, что говорит о низкой культуре потребления вина. Население области делает выбор в пользу крепких алкогольных напитков, а если конкретизировать – в пользу водки. Причем востребован не столько качественный, сколько дешевый продукт. Отсутствие культуры потребления алкоголя не дает возможности держать на полках магазинов по-настоящему хорошую продукцию. Она попросту не востребована. Впрочем, я бы не сказал, что у нас все из рук вон плохо. Есть регионы, в которых с точки зрения потребления алкоголя на душу населения действительно беда. Наш регион сельский, потому и структура потребления типично сельская: в области водки продается намного больше, чем, скажем, в Москве, Нижнем Новгороде, Санкт-Петербурге. Достаточно востребовано недорогое пиво. Это легко заметить даже обывателю, если пройтись по магазинам в разных регионах и взглянуть на полки.

Вы, как торговая организация, вынуждены подстраиваться под спрос и давать потребителю то, что им востребовано?

– Совершенно верно, поэтому мы работаем, исходя из эконом-сегмента. Проще говоря, мы – один из основных каналов поступления в регион водки по минимальной розничной цене, которая легально может стоять на полках магазинов по 185 рублей за 0,5 литра.

Относительная ценовая доступность водки на фоне взлета цен на импортное вино не может спровоцировать рост алкоголизма в стране?

– Мое личное мнение такое: доля влияния торговли на алкоголизацию населения минимальна. Пьют те, кто хочет пить. Если русский человек захотел выпить, он найдет, что ему выпить. Нельзя бороться с вредными привычками отсутствием продукта. Запретный плод сладок. Мы это уже проходили в советские годы, когда маленький ассортимент алкоголя в магазинах замещался домашними наливками. Пьет наш народ не оттого, что продукта стало больше или меньше в магазине, а с радости или с горя. А этих поводов в стране всегда хоть отбавляй. Сейчас кризис – пьют с горя, выходить из кризиса начнем – будут пить с радости.

Как Вы относитесь к регио­нальным дополнительным ограничениям продажи алкоголя?

– Считаю, что в нашем регионе эти ограничения не возведены в степень абсурдности, как в ряде других. Допустим, в исламских республиках продажа алкоголя запрещена вообще. Это уж явный перегиб. Раз есть постановление правительства «Об установлении дополнительных ограничений времени, условий и мест розничной продажи алкогольной продукции на территории Кировской области», значит, нужно его выполнять. К тому же, когда все официальные представители алкогольного бизнеса поставлены в одинаковые условия, это не приводит к преференциям и переделу рынка. Другое дело торговые точки, работающие без лицензии, – им терять нечего, и они с легкостью нарушают все общепринятые правила.

C одной стороны, государство ведет политику по сокращению потребления алкоголя, а с другой – казна не может без получаемых от него налогов. Ваш прогноз, как в дальнейшем государство будет расположено к алкогольному бизнесу?

– В последний год винное лобби, о необходимости создания в России которого говорили с осторожностью, наконец-то начало активно проявлять себя. Тот же Ткачев – известный винный лоббист. Так что на льготы виноделы могут рассчитывать. В российском виноделии происходит переворот, причем даже на уровне менталитета, что значительно приближает его к общемировому уровню. Виноделы все чаще указывают на этикетках название поселка или станицы, свои имя и фамилию, которыми, подобно своим коллегам из Бургундии и Пьемонта, они отвечают за качество. Что касается прогноза на будущее, то думаю, что площади виноградников в России будут увеличиваться, как и сборы винограда. Заводы начнут работать на своем качественном сырье, отказавшись от иностранного виноматериала. Это решит еще одну специ­фическую проблему – россияне перестанут скептически относиться к качеству отечественного вина. В скором будущем вина, сделанные из винограда районов России, можно будет маркировать соответствующей информацией. Пока же механизма учета российского винограда и производства вина из него нет. Доля российских вин на рынке еще увеличится, отечественная продукция укрепит свои позиции.

Знаю, что ООО «Торговый дом Двенадцать месяцев» уделяет достаточно внимания автоматизации бизнес-процессов.

– Разумеется. В двадцать первом веке автоматизация бизнес-процессов – это уже не роскошь, а необходимость. В ее эффективности мы убедились лично. Автоматизация позволяет многое. Первое – значительно повысить производительность труда и снизить трудозатраты. Второе: повысить скорость выполнения задач, связанных с разного рода учетом. Третье: снизить количество ошибок в документации, отчетах. Четвертое: повысить эффективность учета, а значит, увеличить рентабельность предприятия. Пятое: автоматизация – это еще и удобство осуществления деловых процессов и документооборота. И мы готовы поделиться нашими наработками, приглашаем к сотрудничеству заинтересованных частных предпринимателей.